человек-зритель (как и любая монада) (4elovek_zritel) wrote,
человек-зритель (как и любая монада)
4elovek_zritel

Categories:

Зло не ходит по улицам под бой барабанов... / / «Четыреста ударов»(Ф.Трюффо,1959)

Зло не ходит по улицам под бой барабанов — зло живет среди нас в нашем равнодушии к другим, в нашем себялюбии и лжи, в разрешении себе не противиться «ходу вещей»…


Четыреста ударов — Les quatre cents coups (Франсуа Трюффо, 1959)
«Четыреста ударов» / «Les quatre cents coups»  (реж. Франсуа Трюффо, 1959, Франция): «…Антуану – двенадцать, он – “трудный подросток”; его мать занята личной жизнью, отчим живет своими маленькими радостями, учитель озабочен лишь порядком в классе; Антуан и его приятель всё реже посещают школу…». КиноПоиск: 8; IMDb: 8,1.




Только любовь Бога к нам или, если угодно, Чудо — оставляет человечеству раз за разом шанс сохранить человеческий облик.
Слабость наша, слепота наша, себялюбие наше уже давно должны были вернуть род человеческий в болото «естественности» пожирания ближнего как пищи, как конкурента, да просто, как помехи на горизонте… Но раз за разом Вечность находит себе пристанище в душах даже тех, кто по всем «естественным законам» должен был бы чувствовать полное право думать только о себе, своем брюхе и своей мести…

«Четыреста ударов» — фильм, в котором с гениальным без всяких скидок, а потому с душераздирающим мастерством нам всем показано, как метастазы зла прорастают вокруг самых нежных человеческих существ — вокруг детей — прорастают, разрастаются… но не могут их погубить… возможно, что лишь пока — но не могут.


Зло. Мы, в своих утешающих нас представлениях, всегда хотим думать, что зло творят злодеи. Что есть такие специальные люди, которые живут и думают — как бы сейчас сделать зло. Мы ищем таких злодеев вокруг себя, нам их показывают в кино, про них сочиняют книжки. Конечно, мы требуем «правдоподобия» —  мы требуем, чтобы у злодея был логичный мотив, чтобы свое зло он делал, получая выгоду, или, на худой конец, чтобы нас убедили, что злодей — жертва своих маниакальных наклонностей — своего злодейского внутреннего устройства — и потому он «вполне логично» и совершает свои злодейства. Еще нас может убедить расклад, при котором злодей — жертва обстоятельств, а потому мы даже можем его немного пожалеть…

При всем разнообразии неизменным остается одно — нам очень хочется верить в то, что зло живет в злодеях, полу-злодеях, слегка-злодеях, которые сами вполне могут быть жертвами природы/обстоятельств, но которые живут своей злой жизнью и портят мир вокруг…


Реальностью же является то, что нет никакой метки на человеке, который буквально в следующий миг совершит зло.
Человек живет своей обычной жизнью, он подчиняется каким-то правилам, он выполняет какие-то обязанности, он потакает каким-то своим слабостям, он стремится к каким-то своим целям…
Но вот ход его жизни подводит его к развилке, где на одной чаше весов оказывается «всего лишь» комфортный (а может и не комфортный, но вполне привычный) ход его жизни или, даже, «всего лишь» необходимость совершить усилие для обдумывания/контроля своих предстоящих слов или действий, а на другой — поступок/бездействие, который будет иметь последствия в жизни другого… И этот человек (вполне, как правило, приятный и для своих знакомых, и для своих домочадцев) спокойно действует/бездействует так, что жизнь этого другого превращается в ад…



Например — учитель в какой-то момент оказывается озабочен вдруг показавшейся ему страшно важной вещью — чистотой кусочка побелки в опостылевшем ему классе и одним махом уничтожает робкий росток интереса к словесности своего ученика… А чуть погодя добивает его последнее усилие подчиниться правилам школьной жизни своей ленью сверить текст книги с сочинением мальчика…

Или — мать, «уставшая» от трудного быта (а на самом деле, не любящая тех, ради кого «всё это», а потому не понимающая — зачем она для них что-то делает), живущая себялюбивыми мечтаниями молодости, болтающая нескончаемо внутри себя и во-вне, вдруг «проговаривается» о когда-то сделанном ёю «хорошем деле» из-за которого «теперь страдает» — выборе родить, а не сделать аборт… — но вот «незадача», она не потрудилась заметить, что эти её излияния услышал её сын, которому теперь всю его жизнь придется  жить с осознанием, что его мать хотела его убить

Или —  скучающий коллега отчима, желающий всего лишь получить одобрение от начальства, вдруг отказывается видеть, что мальчик вносил, а не выносил машинку в офис и одним телефонным звонком превращает мальчика в сироту…

Или — ведь был еще шанс — единственный относящийся к герою с нежностью взрослый — его отчим — вдруг решает, что лучше проучить мальчика «как положено» и тем оказывается самым большим садистом в этой нехитрой истории…

А так — до всех этих развилок, через которые и приходит в наш мир зловсе люди как люди — живут, смеются, возятся со своими проблемами, позволяют себе маленькие удовольствия, страдают как все…

. . .

Человек не может не ошибаться и прожить свою жизнь так, чтобы не причинить другим людям страдание.
Но титул «злой человек» все же существует? Существует.
Просто есть те, кто «чуть» больше открывает дверку для зла / те, кто в своих маленьких жизнях раз за разом выбрасывает в окружающий мир отраву…
Делают они это тихо — легко находя себе оправдание в «законах мира» — и спокойно после этого спят — равнодушные ко всем, кроме себя-любимых. Это и есть злодеи — люди как люди…
Могут ли они быть/стать другими — надеюсь, что да… Если же нет — остается лишь надеяться на Чудо, что они не будут слишком часто пересекаться с другими людьми в дни, когда решаются судьбы…


P.S.
Фильм бы не был великим, если бы разворачивал перед нами только чёрную сторону. Нет. Он, на самом деле (и это Чудо), — остается гимном свободы  — свободы стать и быть человеком — свободы человека не поддаваться злу…






Кадры из фильма:
(развернуть)
002 (2).jpg





002.jpg





003.jpg





004.jpg





004-.jpg





004--.jpg





005.jpg





006.jpg





006-.jpg





006--.jpg





007.jpg





007--.jpg





008.jpg





009.jpg





010.jpg





010-.jpg





011.jpg





011-.jpg





011--.jpg





012.jpg





031.jpg





995.jpg





Четыреста ударов — Les quatre cents coups (Франсуа Трюффо, 1959)





999.jpg








Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях//фильмах:
■ неКрасные дьяволята…
//«Ноль за поведение» (Жан Виго, 1933)
■ Путь СССР – от беспризорников к звездам…
//«Путевка в жизнь» (Николай Экк, 1931)

■ Ноша зла для доброго сердца…
//«Таксист» (Мартин Скорсезе, 1976)
■ Уродство зла. О верящих в Дьявола и не верящих в Бога…
// «Фауст» (Александр Сокуров, 2011)
■ Лицо – маска, жизнь как у скота… – это реальный человек, а всё остальное лишь (само)обман и мечты?
// «Дорога» (Федерико Феллини,1954)

■ О тех, для кого чужая боль больнее…
// «Чучело» (Ролан Быков, 1983)
■ "Сама себя не похвалишь, никто тебя не похвалит": о некоммуникабельности чувств и слов…
// «Смятение чувств» (Павел Арсенов, 1977)
■ Человеческое сердце — всегда больное сердце…
// «Нежность» (Эльёр Ишмухамедов, 1966)






.

Текст на Дзене.  Новые тексты публикуются на Яндекс.Дзен на канале:«КиноКакПовод к (само)познанию». Подписывайтесь! Завсегдатаи КиноПоиска — добавляйте во френды кинолюба a2tw )