человек-зритель (как и любая монада) (4elovek_zritel) wrote,
человек-зритель (как и любая монада)
4elovek_zritel

Categories:

Велико терпение Божье, если Он нас терпит такими. / / «Вальгалла: Сага о викинге»(Н.В.Рефн,2009)




000 - Вальгалла Сага о викинге.jpg
«Вальгалла: Сага о викинге» / «Valhalla Rising» (Николас Виндинг Рефн, 2009, Дания-Великобритания): «… условный XI век; неговорящего раба по прозвищу Одноглазый держат в клетке; его выпускают лишь для боев, проигрыш в которых – смерть; бежав, герой встречает викингов, которые плывут в Иерусалим; их совместный путь прерывает туман на много-много дней; когда туман рассеивается перед выжившими предстает неизвестная земля...».



Николас Виндинг Рефн снял значимое кино. Значимое — как значимым является всё, что докапывается до глубинно-исходного в человеке — до того, что было, что есть и что будет в нас, пока мы останемся людьми…
Главное, чтобы не было только оно, чтобы не было так и только так… ведь есть в нас еще и помимо и выше этого, раз мы живем по большей частью не так как в фильме…
Как и в самом фильме есть это “помимо и выше” — помимо и выше вроде как прямо показываемого большинством его кадров — есть то, что не может не быть в честном произведении человека…

Фильм, прикрытый коммерческой маскировкой и неотточенным мастерством еще не очень прозрачного для самого себя автора, — читается как набросок великого произведения искусства. Ради того, что в нем пытается быть сказано, можно потрудиться и заткнуть своего «внутреннего кинокритика», и работать-работать-работать душой. Душа ведь обязана трудиться. И фильм дает ей поле для работы.
А еще весь фильм свербит интеллектуальная машина внутри тебя и ты ищешь и находишь одну за другой аналогии, аллюзии, параллели и с историей, и с настоящим, и с всегда возможным будущим; также как в тебе начинает играть мальчишеское «что же режиссер, такой идиот, заставил героев делать так, когда надо было так», «ах если бы они поступили так, то было бы о-го-го»… Но все это в себя надо заткнуть и постараться вобрать и расплести как можно больше из того, что хотели — что должны были хотеть — вложить авторы в это кино — настоящее кино раскрытия человеческого, всегда человеческого.

. . .

Людям нужны люди. И, даже если людей вокруг мало, они все равно найдут друг друга и превратят происходящее в ад.
Может ли быть по другому? — Может, если души людей воспитаны добротой и человеколюбием — любовью не только к тем, кого ты считаешь своими-равными, но и ко всем чужим. И чтобы было так, приложить свои усилия должны многие поколения — очень многие поколения — чтобы Культура обуздала зверя в человеке.
Не приложили… или пришли те, кто разрушил построенное — тогда не останется иного как явиться во всей своей красе игрищам похоти, жадности, властолюбия и страха…


У человечества в том или ином уголке нашей маленькой планеты раз за разом случается приступ и рождаются стаи стервятников, которые разлетаются во все стороны, привлеченные такой заманчиво легкой возможностью отнять и присвоить уже сделанное другими. В ответ звереют уже те, на кого налетают эти стервятники.
Потом всё немного успокаивается и цветы Культуры вновь прорастают. Причем и там, где, уже ставшие бывшими, стервятники свили себе новые гнезда.
Были ли открытыми стервятниками, привычные нам, Рюрик с компанией или они осели «по приглашению» — не делает картину одного из таких “разлетов” благостнее ни в одном из вариантов.
Были десятки других стай, которые не оставили после себя ничего, кроме пепелищ и еще десятки, которые, захватив пару деревень, растворились в соседях без следа, и еще десятки, которых просто перебили.

Так же как мало что меняло то, чем оправдывали свои набеги — тотемными божками или Христом. Вначале не меняло. Лишь много потом — это почти совпадение в жестокости, но различие по внутреннему содержанию расцветало решающим отличием — это различие оказывалось самым важным — когда «вдруг» появлялись чокнутые и отдавали свои жизни ради чужих им — когда деятельною любовью своею, своим непротивлением злу насилием пробивали трещины в циклопической стене зла, которыми огородились в смутные времена селения и племена.

. . .

Но всегда, даже когда мир вокруг сходит с ума и все собираются грабить или прятаться — люди остаются разными. И разными бывает их путь. Фильм прекрасен наброском столь разных людей и судеб.

…Когда обитатели бедного захолустья вдруг прикасаются к Книге, в которой они читают про Землю Обетованную, и когда все вокруг приходит в движение, то в путь пойдет и 1) властолюбец-полусумасшедший-мечтатель, который поведет за собой еще и 2) сына трусливого, но преодолевающего свой страх страхом же перед отцом и любовью к нему одновременно; и 3) страдающий от разрывающегося своего доброго сердца отец, потерявший своих сыновей и пошедший в дорогу за призрачной сказкой, обещающей ему встретить их на пути освобождения Гроба Господня; и 4) соблазненный рассказами о богатстве, благодатных землях и рабах простой-завистливый-злой; и 5) верящий в любые каузальные объяснения, тайные знаки и скрытые от него знания, могущий убить даже ребенка ради магического эффекта, обыватель; и многие-многие другие.
А еще пойдет мальчик, привязанный душой и судьбой к страшному герою.

А что герой? А он им не был. Он просто умел терпеть и хорошо делать то, что должен, и старался избежать своей смерти. Когда же он понял, что она неминуема, то облегчил для себя её приход — облегчил сознанием её небессмысленности — попыткой обменять свою смерть на жизнь ребенка.
Может быть он окажется прав. И это хорошо. Это по-христиански.

Также хорошо, как история про пересилившего себя и поднявшегося над собой сына предводителя. Который, в своем самоотверженном решении спасти отца, нашел покой для своей души — даже если его тело тряслось от страха до самого последнего момента его жизни. И это решение было тоже по-христиански.

Но самым сильным был кадр, когда умирающий человек, потерявший своих детей где-то далеко-далеко от той чужбины, где он останется навсегда, ободряюще улыбнулся чужому ребенку. Чтобы дать ему надежду. И не важно здесь знание насколько она реальна. Ведь надежда — это то, что питает нашу человечность и силы в любые времена — то, что приподнимает нашу душу над обреченностью смертью и открывает нам Вечность.
Надежда — отражение нашей улыбки в детских глазах.

. . .

А что индейцы этого предельно-реального мира? А они были такие же как пришельцы. Они охотились на чужих — они знали, что те могут привести еще кого-то — а чужие это всегда плохо…
И эта, вроде бы обороняющаяся, но мысль-зло — этот пра-национализм — приведет к тому, что через четыре столетия они окажутся полностью безоружными перед волной готовых ко всему чужаков и будут изгнаны с родных земель навсегда.
А ведь все могло бы быть по-другому. Могла начаться история еще одного Рюрика и его новой страны — история краснокожих русских…  (я, похоже, не удержался-таки от детских фантазий)…


Ну а так, чтобы оставить после себя след в этом новом-старом свете, по воле авторов, герой фильма сложил из камней каирн — исходно-изначальный жест человеческой Культуры — рукотворную невозможность — каменный крик о важном, столетиями ждущий тех глаз, которые его обязательно узнают и, о эта успокаивающая человека надежда на Вечность, — обязательно передадут весть о ней дальше.




001 - Вальгалла Сага о викинге.jpg






003 Вальгалла Сага о викинге.jpg






011Вальгалла Сага о викинге.jpg






013 Вальгалла Сага о викинге.jpg






014 Вальгалла Сага о викинге.jpg






015 Вальгалла Сага о викинге.jpg






016 Вальгалла Сага о викинге.jpg






020 Вальгалла Сага о викинге.jpg






024 Вальгалла Сага о викинге.jpg






027 Вальгалла Сага о викинге.jpg






034 Вальгалла Сага о викинге.jpg






035 Вальгалла Сага о викинге.jpg





.

Текст на Дзене.  Новые тексты публикуются на Яндекс.Дзен на канале:«КиноКакПовод к (само)познанию». Подписывайтесь! Завсегдатаи КиноПоиска — добавляйте во френды кинолюба a2tw )
Tags: =КиноКакПовод=, КиноВзглядВсоциум, КиноЭкзистенциальное
Subscribe

Posts from This Journal “КиноЭкзистенциальное” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments