а.эс. (человек-зритель (как и любая монада)) (4elovek_zritel) wrote,
а.эс. (человек-зритель (как и любая монада))
4elovek_zritel

Categories:

В защиту колумбов. Экзистенциальная речь о людях par excellence… / / «Кон-Тики» (2012)




«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _0000-500.jpg
«Кон-Тики» / «Kon-Tiki»  (реж. Х.Роннинг, Э.Сандберг, 2012, Норвегия-Швеция-Дания-Германия-Великобритания):   «...художественный фильм о первой авантюре самого известного путешественника XX века — Тура Хейердала; в 1947 году он и его пять товарищей на плоту, созданном по технологиям древних индейцев, за 101 день смогли преодолеть 7000 км от Южной Америки до остовов Полинезии...»



Колумб не искал неизведанное. Не уходил за новым. Не порывал с прошлым. Не искал счастья в неведомых землях.
Он отправлялся за добычей. В Индию. По короткому пути. Он верил, что Земля в разы меньше, чем она есть на самом деле. Он был авантюристом.
Но ему нужно было всё организовать. Нужно было быть убедительным. Собрать много денег. Набрать команду. Повести её в пустоту океана. Не дать взбунтоваться, когда плавание оказалось дольше, чем он уверял.
Колумб должен был быть заразителен. Он должен был быть вожаком. Главным и единственным судьей для себя и тех людей, которых он обманул.
Он обманул всех — и короля с королевой, и матросов, и себя.
Его обман изменил историю. Потому что это был не обман — это была мечта.
Да, он приманил всех, и себя в том числе, — алчностью и тщеславием — но это приманка была только для галочки — отписка для расчетливого, скучного бухгалтера, который живет в каждом разумном человеке и который правит богатеющими странами. Внутри же, в основании всего горел без-умный порыв — дурная жажда свободы — презрение к оковам страха, прижимающего нас к земле в рутине нашей пресной жизни.

Мечта всегда дурная и слепая — она не учитывает и не видит сотни опасностей — отмахивается от сотни очевидных для других трудностей — она прет напролом. И заканчивается крахом. В ста случаях из ста. Но сто первому вдруг почему-то везет. Но везет не так и не туда, куда он рассчитывал. Его мечта оборачивается другим, но на это другое он тоже соглашается. Потому что это по-прежнему его — его усилие, бывшее раньше мечтой, давшее свой плод, — выросшее, изменившееся стремление — его стремление — потому что родилось от него, хотя и обернулось оно не тем, что он допускал до своего сознания…
Сто первый? А может тысяча первый?  Где они сгинувшие по пути… кто их посчитает… 



* * *


Тур яростно верил в себя. Он всем показывал, что он верит в себя. Он делал всё, чтобы доказать, что он верит в себя. В себя — т.е. в свой мир, который его, потому что он знает, что в нем и как; потому что до его прихода в этот мир, другие не видели этот мир в его очевидности — а он пришел и все объяснил и показал… а значит — он на самом деле и есть хозяин мира.
Он, мальчишка, увидел пилу на льдине — и прыгнул за ней, потому что он же видит, что это легко, что мир такой, что он позволяет это сделать, что он в нем хозяин… Прыгнул. Утонул. Был спасен. И с тех пор боялся плавать.
Он, выросший, добрался до последнего острова на Земле, чтобы дать всему не нем имена — как и положено владетелю рая. Чтобы его имя утвердилось.
Он, через десять лет, обязан был провозгласить перед всем миром, что он прав — что он не зря был в далеких землях — что он разглядел то, что до него не видели тысячи лет — потому что этот мир и эти тысячи лет — его.
Его самоутверждение как хозяина его мира — это и есть его добыча. Его Индия.

И к этому тщеславию, к этой гордыне приникли как к источнику, дарящему переживание истинной жизни, другие — те, кто не смог противостоять жажде утвердиться. Кто не смог усыпить свой дурной порыв…


* * *


Уходя в горизонт, мы идем за свободой.
После того как отброшены все объяснения для всех бухгалтеров, подводящих балансы мотивов, страхов, долгов и выгод; когда уже не нужно ни перед кем оправдываться — мы знаем зачем мы идем и идем вперед — мы идем, потому что мы свободны.

Мы уплываем в себя.
Туда, где нас не будет дергать за ниточки мелочное чужое. Мы выпутываем себя из налипшей паутины суеты.

Мы стремимся к любви.
Потому что любовь вблизи засыпает, меркнет, истончается. Зачем разрастаться и разрастаться в груди костру чувства, когда любимая вот она. Любовь просто греет. А еще есть быт, который замусоривает душу. Быт и постоянное столкновение с другим человеком, который всегда другой, даже если любимый… Но, чем дальше уходя в пространство, тем яснее в нас проявляется образ любимой — образ, мечта, грёза. И любовь разгорается вновь. Должна разгореться…


* * *


А что она? Та, которая остается?
Вначале они так мало отделяли себя друг от друга. Она проживала его стремления-труды-достижения как свои. Это ведь были и её стремления-труды-достижения тоже.
Но потом они вернулись домой, в свою страну. Наступила другая жизнь. Прошла война. Родились дети. Чередой шли заботы, заботы, заботы…

Написана книга, не написана, издана или не издана, получила известность или нет — это уже не её
Будет доказана теория мужа или нет — по самому большому счету для неё самой уже не важно — для неё — уже зрелой, уже матери двух детей — заботы и радости детей куда как весомее, чем все доказательства всех палеогеографических контактов всего мира…
Его книги, доказательства, подвиги, слава — для неё это уже его сокровища, не её.
Она еще любит и переживает… переживает так, что страх потери любимого раз за разом включает “работу горя” — раз за разом она проживает в себе его возможную смерть, себя в этой его смерти, судьбы детей в этой его смерти.
Потому проще бежать. Бежать от ранящей душу близости. Отдалиться, думая, что это не разрыв. И втайне надеется, что он все-таки прилетит, чтобы спасти их семью…
Но он не прилетит. Он сохранит их как сокровища в душе. Она и его дети будут всегда с ним в его свободе. Там, где его чувства пребывают в кристальной чистоте. Вне реальности. В его мечтах наяву…



P.S.
На всякий случай: Тур в фильме «Кон-Тики» 2012 года и Тур Хейердал (1914-2002) — это не одно и тоже. Тур в фильме — это герой фильма — не больше, но и не меньше…
А фильм хорош. Но после него нужно обязательно посмотреть фильм самого Т. Хейердала «Кон-Тики» 1949/1950 года, который был удостоен «Оскара» как лучший документальный фильм (благо, его легко найти в свободном доступе в интернете).
В нем так хорошо явлена сила Хейердала — его убежденность, его расчетливость, его ирония. Его фильм — предельно убедительная презентация победителя…
Но фильм 2012 года обязательно нужен — чтобы понять — насколько сдвигающий историю порыв вожака не то же самое, что уже остывающий, хотя и любящий, взгляд со стороны — и насколько и тот, и другой взгляды в отдельности недостаточны, чтобы понять…
Как не можем понять ни мы сами себя, ни другие нас. И эту разорванность никогда не сшить.





Кадры из фильма:
(развернуть)
«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _001.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _002-1.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _002-2.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _002-3.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _003.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _004.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _005.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _006-1.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _006-2.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _011.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _011-1.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _012-1.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _012-2.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _012-3.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _012-4.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _015-.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _016.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _017.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _019.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _020-.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _2020.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _2020-06-20_1-.jpg
Экипаж «Кон-Тики». 1947 год. Слева направо: Кнут Хаугланд (1917-2009) — специалист по радио; Бенгт Даниельссон (1921-1997) — исполнял обязанности кока, интересовался теорией миграции, также помогал как переводчик, так как единственный из экипажа говорил по-испански; Тур Хейердал (1914-2002) — руководитель экспедиции; Эрик Хессельберг (1914-1972) — штурман и художник, нарисовал изображение Кон-Тики на парусе; Турстейн Робю (1918-1964) — второй радист; Герман Ватцингер (1916-1986) — инженер технических измерений, во время экспедиции вёл метеорологические и гидрологические наблюдения.



«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _2020-06-20_1--вн.jpg





«Кон-Тики»  «Kon-Tiki»  (2012) _2020-06-20_203418-.jpg







Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях//фильмах:
■ О чем мечтала Америка после высадки на Луну...
// «Близкие контакты третьей степени» (Стивен Спилберг, 1977)

■ (не)Жить чужой жизнью…
//«Пять легких пьес» (Боб Рейфелсон, 1970)
■ Сказка о городе и возвращении…
// «Лола» (Жак Деми, 1961)
■ Цель достигнута. И ?...
//«Стыд» (С.МакКуин, 2011)

■ Три дороги для одинокого человека: путь служение другим, путь свободы, путь надежды… // «Короткие встречи» (Кира Муратова, 1967)
■ Самоотречение. О тех, кто спасают(ся)…
// «Аритмия» (Б.Хлебников, 2017)
■ Лучший мир из возможных на Земле...
// «Семеро смелых» (Сергей Герасимов, 1936)

а.эс.







.

Текст на Дзене.  Новые тексты публикуются на Яндекс.Дзен на канале:«КиноКакПовод к (само)познанию». Подписывайтесь! Для тех, кто является завсегдатаем КиноПоиска — добавляйте во френды кинолюба КкП )
Tags: =КиноКакПовод=, КиноВоспитание, КиноЭкзистенциальное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments