человек-зритель (как и любая монада) (4elovek_zritel) wrote,
человек-зритель (как и любая монада)
4elovek_zritel

Categories:

(Бес)человечная притча о свободе, лошадях, детях и рае… / / «Белая грива: Дикая лошадь» (1953)



«Белая грива: Дикая лошадь» / «Crin blanc: Le cheval sauvage»
«Белая грива: Дикая лошадь»  /  «Crin blanc: Le cheval sauvage»  (реж. Альбер Ламорис, 1953, Франция):   «...на юге Франции, где Рона впадает в море, живут стада диких лошадей; красивый и гордый конь Белогривый был вожаком; местные пастухи много раз пытались приручить Белогривого – всё было напрасно; лишь мальчик Фолько смог завоевать доверие Белогривого; пастухи не захотели оставить коня и мальчика в покое...».




Привычно и правильно нам, людям, смотреть на то, что нам показали в короткие 47 минут, как на душеспасительную сказку. Сказку о дружбе и свободе.
Когда мы так смотрим, мы — дети. Мы спасаемся, погружаясь в мир мальчика Фолько.
Мы грезим и не видим другого нам. Другого — чужого.
Мы доверяемся как утешению и спасению тому, что нас и погубит.
Мы видим в прекрасном коне — героя, жертву, страдальца, апостола свободы, друга, спасителя… и не видим — чуждое нам. Мы грезим, что он — это как мы, что он — это я, что мы — одно. И так мы остаемся детьми.
Ведь дети — это именно те, кто населяют весь мир — собой.


. . .


История любой лошади — это история доминирования и покорности. Жизнь в табуне — это знание своего места. Лидер отстаивает свою позицию в иерархии, а не “борется за свободу”. Никакая лошадь не выберет жизнь в одиночестве, и абсолютно не важно — прирожденная это альфа или самая последняя омега.

Полноценная жизнь лошади — это жизнь в табуне. Даже если этот табун будет состоять из двух лошадей. В крайнем случае, если такое случится, за эрзац-замену другой лошади сойдет и человек.
Любая лошадь, которая признала в человеке лидера, будет спокойна, уверена, послушна; будет лучше питаться и выполнять все “задания” человека… — попросту говоря, она будет “счастлива”.


Если лошадь находится не в паре с человеком, а в настоящем табуне, то для неё руководством в поведении служит доминирующая особь — “лидер” табуна — чаще всего это самая опытная и уверенная в себе кобыла. Жеребец же — это “охрана” табуна, он следит за тем, чтобы лошади в табуне держались вместе, отгоняет чужих и хищников. Единственная его привилегия — размножение — все кобылы в табуне его. Но он, как правило, не определяет, где будет пастись табун, куда в спокойной обстановке следует перемещаться, он не выстраивает иерархии среди кобыл.
Например это очень хорошо видно по очереди к воде, если её мало: первой будет пить альфа-кобыла, потом кобыла №2, затем жеребец, затем кобылы, которые идут ниже в иерархии. При этом альфа-кобыла не принуждает к подчинению — все остальные лошади признают свою покорность, потому что от опыта и знаний альфа-кобылы зависит решение большинства важнейших для жизни табуна проблем.
Говоря просто — быть альфой в табуне или не быть — зависит от врожденных качеств и если, по каким-то причинам, лидером становится не способное к этому существо, то лошади впадают в стресс, они становятся пугливыми и агрессивными. Агрессивность — это не лидерство.


К чему все эти сведения в тексте “про фильм”? А к тому, что то, что мы своим детским взглядом принимали за угнетение, за борьбу за свободу, за дружбу между мальчиком и конем — всё это для этого самого коня было совсем не так.

Жеребец отстаивал своё право на табун кобыл. Пастухи для него — враги. Когда его по факту отогнали от табуна — задача жеребца была или отбить свой табун обратно или найти себе новых кобыл. Не получив обратно свой табун, он мог найти выход в создании “холостяцкой группы”. Такой группой может стать и пара человек-лошадь.
Пастухи стремились или изолировать жеребца, чтобы ввести его, может быть, в новый табун как производителя (сами или продав на сторону), или кто-то из пастухов мог взять его себе, создав ту самую “холостяцкую группу” — и уж в этой паре будет всё зависит от человека — кто будет лидер — он или его конь.

Но жеребец убежал; потом вернулся, когда его бывший табун уже занял другой жеребец; он сражался за своих кобыл (из-за того, что бой был в изолированном загоне, никто из участников не мог отступить по правилам, поэтому бой был столь жесток), но, судя по всему, проиграл или опять его спугнули пастухи; затем его очень сильно напугал пожар...

Раз за разом у жеребца формировался крайне отрицательный опыт столкновения с пастухами (которые, кстати, прекрасно уживались со своими лошадьми). Его раз от раза охватывал всё больший и больший страх. Отсюда его бешенная скачка в конце и отсюда его прыжок в воду…

А что мальчик? А мальчик для жеребца был кандидат в его временную холостяцкую группу — в которой жеребцам легче выжить и которая может обеспечить хоть какой-то минимальный уровень “социальных контактов”, который жизненно необходим для стадных животных.


. . .


Мальчик грезил о спасении, о друге, о свободе?
Может быть. Но по факту — он получил от одного из пастухов обещание, и был ему очень рад, что он будет хозяином Белогривого; по факту — он начал огораживать для него загон; по факту — он даже успел использовать своего Белогривого для охоты на кролика…

Киногеничный мальчик в изящно порванной, хорошо подогнанной одежде возжелал стать властелином превозмогающей его силы, не смог её ни обуздать, ни управлять ею и она его унесла в первозданный хаос

Ну а его желания-планы-грёзы? Они оказались важны только для него (и то ненадолго) и для закадрового рассказчика.

Вот такая вот притча.


. . .


И это всё? Только так и можно рассказать про это кино?
Нет и, еще раз, нет!
Потому что по правде, по человеческой правде, по той правде, которая только и делает нас людьми — этот фильм и о свободе, и о справедливости, и о доброте, и о дружбе, и о рае.

Рай должен быть. Жестокости не должно быть. Обладания одного живого существа другим живым существом против его воли не должно быть. Прекрасно и должно прийти другому живому существу на помощь. Прекрасно и должно жить вне порочных страстей в единении с природой и друг с другом.
Юность должна быть прекрасна, старость должна быть спокойна, детство должно быть умильно, пища и жилище должны быть просты, природа должна быть гармонична. Рай должен быть.

Только в грёзе о так устроенном мире мы остаемся людьми, только имея это перед нашим внутреннем взором мы можем двигаться в сторону всё более человечного мира.

А все натуралистические объяснения “строения” мира, все выстраивания цепочек “причин-следствий”, все теории про “на самом деле” — мы будем иметь в виду и учитывать — как мы учитываем прочность мостков и перекладин, когда поднимаемся на самый верх строящегося дома — но не эта прочность определяет то, каким будет этот дом — это определяет наша грёза о нем…






Кадры из фильма:
(развернуть)
002-.jpg





003.jpg





004.jpg





004-.jpg





005.jpg





007.jpg





008-01.jpg





008-02.jpg





009.jpg





010.jpg





011.jpg





8999.jpg





9999.jpg








Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях//фильмах:
■ Зло не ходит по улицам под бой барабанов…
// «Четыреста ударов» (Франсуа Трюффо, 1959)
■ Путь СССР – от беспризорников к звездам…
//«Путевка в жизнь» (Николай Экк, 1931)
■ Конец вечности детства…
// «Когда я стану великаном» (Инна Туманян, 1979)
■ О тех, для кого чужая боль больнее…
// «Чучело» (Ролан Быков, 1983)
■ Обман и Правда человеческого существования…
// «Четыре ночи мечтателя» (Робер Брессон,1971)






.

Текст на Дзене.  Новые тексты публикуются на Яндекс.Дзен на канале:«КиноКакПовод к (само)познанию». Подписывайтесь! Для тех, кто является завсегдатаем КиноПоиска — добавляйте во френды кинолюба a2tw )
Tags: =КиноКакПовод=, КиноВоспитание, КиноЭкзистенциальное
Subscribe

Posts from This Journal “КиноВоспитание” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments